Главная » Виталий Бианки - рассказы

Мастера без топора

Загадали мне загадку: «Без рук, без топорёнка построена избёнка». Что такое? Оказывается,- птичье гнездо. Поглядел я — верно! Вот сорочье гнездо, как из брёвен, всё из сучьев сложено; пол глиной вымазан, соломкой устлан; посередине вход; крыша из веток. Чем не избёнка? А топора Сорока никогда и в лапках не держала.

Крепко тут пожалел я птицу: трудно, ох как трудно, поди, им, горемычным, свои жилища без рук, без топорёнка строить! Стал я думать: как тут быть, как их горю пособить?

Рук им не приделаешь. А вот топор… Топорёнок для них достать можно. Достал я топорёнок, побежал в сад. Глядь — Козодой-Полуночник на земле между кочек сидит. Я к нему:

— Козодой, Козодой, трудно тебе гнёзда вить без рук, без топорёнка?

— А я и не вью гнезда! — говорит Козодой.- Глянь, где яйца высиживаю.

Вспорхнул Козодой,- а под ним ямка между кочек. А в ямке два красивых мраморных яичка лежат.

«Ну,- думаю про себя,- этому ни рук, ни топорёнка не надо. Сумел и без них устроиться». Побежал дальше. Выбежал на речку. Глядь — там по веткам, по кусточкам Ремез-Синичка скачет, тоненьким своим носиком с ивы пух собирает.

— На что тебе пух, Ремез? — спрашиваю.

— Гнездо из него делаю,- говорит.- Гнездо у меня пуховое, мягкое,- что твоя варежка.

«Ну,- думаю про себя,- этому топорёнок тоже ни к чему — пух собирать…» Побежал дальше.
Прибежал к дому. Глядь — над коньком Ласточка-Касаточка хлопочет — гнёздышко лепит. Носиком глинку приминает, носиком её на речке колупает, носиком носит.

«Ну,- думаю,- и тут мой топорёнок ни при чём. И показывать его не стоит».

Побежал дальше.

Прибежал в рощу. Глядь — там на ёлке Певчего Дрозда гнездо. Загляденье, что за гнёздышко! Снаружи всё зелёным мхом украшено, внутри — как чашечка гладкое.

— Ты как такое себе гнёздышко смастерил? — спрашиваю.- Чем его внутри так хорошо отделал?

— Лапками да носом мастерил,- отвечает Певчий Дрозд.- Внутри всё цементом обмазал — из древесной трухи со слюнкой со своей.

«Ну,- думаю,- опять я не туда попал. Надо таких искать птиц, что плотничают».

И слышу: «Тук-тук-тук-тук! Тук-тук-тук-тук!» — из лесу.

Я туда. А там Дятел. Сидит на берёзе и плотничает, дупло себе делает — детей выводить. Я к нему:

— Дятел, Дятел, стой носом тукать! Давно, поди, голова разболелась. Гляди, какой я тебе инструмент принёс: настоящий топорёнок!

Поглядел Дятел на топорёнок и говорит:

— Спасибо, только мне твой инструмент ни к чему. Мне и так плотничать ладно: лапками держусь, на хвост обопрусь, пополам согнусь, головой размахнусь — носом ка-ак стукну! Только щепки летят да труха!

Смутил меня Дятел: птицы-то, видно, все мастера без топора. Тут увидел я гнездо Орла. Большущая куча толстых сучьев на самой высокой сосне в лесу.

«Вот,- думаю,- кому топор-то нужен: сучья рубить!» Подбежал к той сосне, кричу:

— Орёл, Орёл! А я тебе топорёнок принёс! Разнял Орёл крылья и клекочет:

— Вот спасибо, парнишка! Кинь свой топорёнок в кучу. Я сучков на него ещё навалю — прочная будет постройка, доброе гнездо.