Главная » Сказки для детей

Сказка «Пьеро» — Смерть принца Азора (гл.10)

Сказка Александра Дюма»Пьеро».
Глава X. Смерть принца Азора

В тот же вечер принц Азор и сеньор Лисицино тщательно обследовали дворец. Один искал короля Богемии, другой надеялся найти исчезнувшие деньги. Но поиски их оказались напрасными. Короля действительно не было во дворце. Выкраденный находчивым Пьеро и освобожденный от веревок, он спал в избушке дровосека. Время от времени добрая Маргарита давала ему нюхать соли столь резкие, что бедный монарх корчил во сне гримасы и тер нос кулаком. А дровосек, подперев голову руками, любовался ослепительной россыпью цехинов, в которых бледный свет лампы превращался в золотые лучи.

Принц Азор, беспокойство которого все возрастало, расставил вокруг садовой ограды часовых и всю ночь напролет совещался с сеньором Лисицино. Особенно его тревожило то, что не видел он королевского войска. Сеньор Альберти тоже терялся в догадках, не зная, что по совету старой нищенки Золотое Сердце увел его охранять Цветок Миндаля, и видел в исчезновении войска недоброе предзнаменование.

День только начинался, когда командующий войсками принца Азора вошел к нему в комнату.

— Что нового? — поинтересовался принц.

— Сир, ночь прошла спокойно, — доложил капитан. — Но часовые заметили привидение. Оно всю ночь бродило у ограды. Один из дозорных узнал в нем того белого человека, что выдавал себя за посла короля Богемии и которого вы имели намерение предать смерти. Кто бы это ни был, Ваша Светлость, но явление это в высшей степени отрицательно сказывается на моральном духе нашей армии.

— Что?! Эти трусы боятся привидений?! — презрительно произнес принц. — Бездельники!.. Вот что, капитан! Надо идти навстречу событиям. Выведите войско из дворца! Но главное — сожгите и разнесите в пух и прах этот город!

Капитан поклонился и вышел. Через минуту, крайне смущенный, он появился вновь.

— Принц, — доложил он, — мы заперты. Король Богемии во главе своей армии окружил дворец и требует, чтобы вы, Ваша Светлость, сдались в плен.

— Кровь и смерть! Да как он смеет? — заорал принц Азор. — Капитан, несите мои латы и копье! Прикажите открыть ворота! Я сам разгоню этих каналий!

— Принц, вы не поняли меня, — возразил капитан. — Я повторяю: нас заперли! Ночью были украдены все ключи от ограды, и теперь мы не можем выйти.

— Украдены ключи? Кто посмел это сделать?

— Тот белый человек, что бродил здесь ночью и о котором я только что докладывал. Он передал их королю Богемии.

— Бросайте оружие! — неожиданно раздался грозный голос. — Бросайте оружие! Иначе — смерть!

С этими словами Золотое Сердце ворвался в комнату. За ним следовали король и его солдаты.

Оказавшись в западне, принц Азор прижался к стене и уже собрался дорого продать свою жизнь, как вдруг сеньор Лисицино схватил его за руку и прошептал:

— Спокойно, принц… Спокойно… Вложите шпагу в ножны и предоставьте действовать мне. Партия еще не проиграна.

Выйдя к королю, он сказал:

— Сир, я никак не могу понять, что здесь происходит что значат сии военные действия? Неужели в этом и заточается ваше гостеприимство? Так-то вы встречаете принца Азора, мечтающего о чести соединиться с вашим оролевским домом?

— Что вы хотите этим сказать, сеньор Лисицино? — воскликнул король.

— Я говорю, — торжественно и важно продолжал тот, — что прибывший сюда для укрепления мира между двумя королевствами принц Азор имеет честь просить у Вашего Величества руки Ее Королевского Высочества, высокородной и могущественной принцессы Цветка Миндаля.

Присутствовавшие только ахнули от удивления. Пьеро был явно смущен и, чтобы сдержать себя, стал насвистывать сквозь зубы какую-то мелодию в то время, как король шепотом спрашивал его:

— А что за история с порошком, рассказанная вами ночью, сеньор Пьеро?

— Сир, — ответил Пьеро, — принц Азор ждет вашего ответа.

Стоявшая возле короля старая нищенка, шепнула ему на ухо:

— Скажите принцу, что вы принимаете его просьбу. Но предложите ему, как требует обычай, поединок.

— Верно… Я об этом как-то не подумал… — ответил король. — Спасибо за совет, добрая старушка.

Обернувшись к Лисицино, он заявил:

— Мы с радостью принимаем предложение о бракосочетании, которое желает нам сделать наш прекрасный кузен, принц Азор, но принимаем с одним условием, а именно: согласно старинному богемскому обычаю, сей же день принц должен будет принять участие в турнире — конном или пешем — и сразиться с тем, кто примет его вызов.

— Согласен! — рявкнул принц Азор.

— В таком случае, принц Азор, я вызываю тебя! — разом крикнули Золотое Сердце и Пьеро, бросив к его ногам: один — стальную рыцарскую рукавицу, второй — фетровую шляпу.

— Глупцы! — крикнул принц громовым голосом. — Несчастные!

И поднял знаки вызова. Через час все было подготовлено для турнира. Оба войска выстроились в боевом порядке вокруг лагеря. Король, по правую руку от которого находилась Цветок Миндаля, а по левую — сеньор Лисицино, сидел на помосте посреди ристалища.

Принц Азор, с копьем наготове, в ожидании сигнала к бою горделиво восседал на вороном жеребце. Раздался звук рога и на другом конце арены показался Пьеро, в шлеме и латах. Под ним был осел, а руках наш 202 герой держал одолженные у конюха вилы. Изящно поприветствовав короля, он пришпорил ишака, и тот засеменил навстречу принцу Азору, который с быстротой молнии бросился на противника.

Наш герой был бы раздавлен уже в первом проезде, но осел, не имея турнирного опыта, неожиданно заорал так громко и отчаянно, что перепуганный конь принца Азора встал на дыбы и перепрыгнул через Пьеро. Приземлившись, принц должен был ухватиться за гриву, чтобы не упасть с лошади, а Пьеро, с вилами наперевес, победоносно продолжал свой путь.

Прибыв на противоположные концы арены, витязи круто развернули скакунов и дали им шпоры. Но в этот раз столкновение было ужасным. Получив жестокий удар копьем, Пьеро вместе со своим ослом пролетел шагов сто с лишком и упал замертво. Солдаты принца Азора заорали: «Ура!»

— Тихо! — крикнул король. — Пусть позовут следующего!

На белом коне, в великолепных латах показался Золотое Сердце. Он учтиво приветствовал монарха и, склонив к земле копье, поклонился Цветку Миндаля. Затем рыцарь занял место на краю ристалища, напротив принца Азора.

По сигналу трубы соперники ринулись навстречу друг другу. Их столкновение в середине арены прогремело подобно грому. Кони присели на задние ноги. Копья разлетелись в щепки! Но рыцари даже не шелохнулись.

— Придется все повторить, храбрецы! — воскликнул король, и по его приказу соперникам вручили два новых копья. В этом заезде Золотое Сердце получил ранение в плечо, а принц Азор, потеряв поводья, свалился в пыль, но тут же вскочил на ноги, схватил боевой топорик и приготовился оборонятся. Золотое Сердце тоже отбросил копье, вооружился топором и соскочил с лошади. Бой разгорелся не на жизнь, а на смерть. Удары были такими мощными, что, казалось, их не выдержали бы и горы, но витязи не чувствовали ничего!

Сражение длилось уже час, не давая преимуществ никому из противников. Однако, ослабленный раной, Золотое Сердце споткнулся, делая шаг назад, и, потеряв равновесие, упал… Одним прыжком принц Азор оказался над ним. Он сдавил Золотому Сердцу горло и достал из-за пояса кинжал.

В этот роковой миг раздался вопль… вопль ужасный, душераздирающий вопль человека, которого лишили самого дорогого сокровища на свете. Это кричала Цветок Миндаля. От этого крика Золотое Сердце встрепенулся, собрался с силами и вырвался из рук противника. Встав на ноги, он двумя руками поднял боевой топор и, сверкнув им в воздухе, нанес по голове принца удар такой мощи, что шлем Азора разлетелся на тысячи осколков, а сам он оказался разрубленным до пояса.

— Уф! — перевел дух король, как какой-нибудь пловец, вынырнувший из воды. — Вот это да!.. Золотое Сердце чуть не погиб!

— Победа! Победа! Да здравствует Золотое Сердце! — радовались солдаты короля Богемии. Воинство же принца Азора стояло молча и неподвижно, от злости кусая древки копий.

Под громкие звуки фанфар победителя торжественно подвели к подножию королевского помоста, но славный витязь потерял столько крови, что как раз в тот момент, когда его обнимал монарх, без чувств упал на руки Его Величества.

Взволнованный король опустил Золотое Сердце на свой трон и уже готовился своим, рыцарским методом привести его в чувства, когда Цветок Миндаля, бледная, как речная лилия, сдернула свой шарф и, встав на колени, перевязала своей прекрасной рукой рану бедного рыцаря. То ли это перевязочное средство оказалось целительным, то ли какое-то неведомое электричество было в прикосновении любящего человека, но Золотое Сердце открыл глаза. Вспышка счастья осветила его лицо при виде стоявшей на коленях принцессы, чьи щеки так и залились очаровательным румянцем.

— О, сделайте одолжение, не уходите, — промолвил витязь. — Ах! Если это сон, не будите меня!..

Не могу сказать, как долго это продолжалось бы, если бы не сновавшая повсюду старая нищенка. Она коснулась своей рукой плеча Золотого Сердца, и он тотчас встал, как ни в чем не бывало. При виде этого чуда Цветок Миндаля не смогла удержать крик радости. Уже второй раз за тот день она этим способом выдала свою тайну. Всем стало ясно, что принцесса очень сильно любит Золотое Сердце.

Однако вернемся к Пьеро. Как вы помните, дорогие дети, мы оставили его распростертым на поле брани, под боком валявшегося копытами вверх осла. В течение всего турнира ни тот, ни другой даже не шевельнулись. Но при победных криках королевских солдат Пьеро вскочил, подбежал к месту схватки, сунул руку под латы принца Азора и извлек сложенный вчетверо листок бумаги.

— Это как раз то, что нам нужно, — произнес он и направился к королю. Не имея больше причин беспокоиться о здоровье Золотого Сердца, Его Величество в этот момент обсуждал события прошедшего дня со своим главным министром. Вдруг сеньор Лисицино побледнел: он увидел в руке Пьеро записку.

— Дайте мне эту бумажку! — быстро проговорил он и сделал попытку вырвать ее из рук Пьеро.

— Сначала, сеньор главный министр, ее прочтет Его Величество! — ответил герой.

— Пьеро прав, — сказал король. — Сегодня произошло так много всякого странного, что теперь я хочу видеть все собственными глазами.

И он тут же забрал записку. С быстротой молнии сеньор Лисицино извлек из-под камзола кинжал и уже занес руку, чтобы нанести королю предательский удар, как Пьеро, всегда имевший при себе оружие, вонзил свой клинок в руку главного министра и пригвоздил его к помосту.

— Теперь, сир, — сказал он, — ничто не помешает вам читать.

И король прочел следующее:

«Принцу Азору от Альберти Лисицино.

Принц, мною приняты все необходимые меры. Сегодня ночью я передам вам короля Богемии связанным по рукам и ногам. Незадачливый властитель не видит ничего дальше своего носа. Когда вы прибудете сюда, я вам поведаю о всех тех несуразицах, что внушил ему о королеве и Пьеро!.. Вы посмеетесь от души.
Скорее, скорее седлайте своего коня, прекрасный Азор!.. Богемия будет вашей!
Преданный вам друг Лисицино.

P.S. Однако не забудьте захватить с собой обещанные триста тысяч цехинов.»

— Ах, он предатель! Ах, он висельник! — воскликнул король и, багровый от гнева, повернулся к Лисицино, сунув ему под нос кулак. — Так, стало быть, я незадачливый властитель? Я не вижу ничего дальше моего носа?.. Клянусь бородой! Ты мне за это дорого заплатишь!

Он приказал заковать предателя в цепи и отдать под стражу…

Золотое Сердце и Цветок Миндаля так увлеклись своими разговорами, что ничего не видели и не слышали. Казалось, ударь сейчас у их ног молния, они бы и не заметили!

— А теперь в путь! В путь! — крикнул король. — Необходимо сегодня же воздать всем по заслугам! Скорее в башню! Освободим королеву!

При упоминании королевы Цветок Миндаля вздрогнула и, сложив руки на груди, сказала:

— О моя бедная матушка! Простите меня! Я совсем о вас забыла!

И опершись на руку Золотого Сердца, она присоединилась к кортежу. Король шествовал впереди и о чем-то размышлял. Судя по тому, как время от времени он загибал пальцы, можно было понять, что производились какие-то расчеты.Вдруг он остановился, да так резко, что начальник охраны, шедший позади с большой саблей в руке, наткнулся на него и упал. При этом он повалил шагавшего следом солдата, тот опрокинул другого, другой — третьего. И вскоре все войско свалилось, как фишки домино.

— Полно! Полно, дети мои! — проговорил король, решив, что солдаты пали ниц, поклоняясь его персоне. — Встаньте!

Обратившись к Цветку Миндаля, монарх продолжил:
— Мой историограф здесь?

— Да, батюшка. Как вам известно, он повсюду следует за вами.

— Ну так пусть несет сюда свои пергаменты. Нынче я решил совершить добрый поступок и желаю, чтобы это было записано золотыми буквами в назидание потомкам.

— Какая чудная мысль, батюшка! Это вполне достойно вашего доброго сердца.

— Ты мне льстишь, дочка, — ответил король, слегка потрепав Цветок Миндаля по щечке. — Знаешь, кому я поручу исполнить это благое дело?.. Тебе!

— А как же вы, батюшка?

— О, я в этом ничего не смыслю. Я действую слишком прямолинейно. Но ты… у тебя такой нежный голосок, ты находишь такие задушевные слова, когда раздаешь подаяние, что несчастные себя чувствуют счастливыми уже от одного того, что слышат тебя. И потом в твоих манерах есть такая деликатность, что ценность доброго дела возрастает вдвое!

— Ах! Батюшка! — проговорила Цветок Миндаля, потупив взор.

— Ну что ты, дитя мое! Не надо краснеть… Вот послушай! Когда возвратимся во дворец, ты передашь от моего имени тысячу цехинов той доброй старушке, которая дала сегодня мне такой замечательный совет. И скажешь, что это лишь первая четверть той пенсии, которую я намереваюсь выплачивать ей до конца дней моих.

— Благодарю тебя, король Богемии, — сказал чей-то голос из-за ближайшего куста. Заслышав знакомый голос, король вздрогнул и подошел к Золотому Сердцу.

— Кто это сказал? Красная рыбка?

— Нет, сир. Это говорила старая нищенка, — ответил рыцарь.

— Ты не совсем прав, Золотое Сердце! — с улыбкой произнесла принцесса. — Это сказала фея, живущая в озере.

— Цветок Миндаля права, — раздался тот же голос, — Я фея, живущая в озере. Но король Богемии может быть совершенно спокоен: фея из озера забыла его вину перед красной рыбкой и помнит лишь добро, совершенное им по отношению к старой нищенке. И за это ему воздастся. Я знаю, что он страстно желает иметь сына…

— Да! Да! — воскликнул король, невольно выдавая заветную мечту.

— Ваша мечта осуществится. Не пройдет и года, как королева явит на свет принца, который будет прекрасен, как солнечный день, а достигнув зрелого возраста, с помощью этого талисмана совершит изумительные подвиги.

И тут на дорогу упало великолепное золотое кольцо, украшенное сапфиром. Король его подобрал и надел на палец.

— Ах, любезная фея! Благодарю вас! У меня родится сын! — обрадовался он и со всех ног полетел к королеве сообщить невероятную весть…

Все это время солдаты принца Азора находились на ристалище. Трудно себе представить физиономии более жалкие, чем у них. Бедняги стояли, разинув рты, переминаясь с ноги на ногу, не зная, куда себя деть.

— Вы что — картонные солдатики? — крикнул пронзительным голосом их капитан.- Уж не уложить ли вас в коробку с детскими игрушками? Это что же получается? У нас на глазах убивают вашего принца, а вы развлекаетесь тем, что грызете себе ногти? Ах вы, деревянные сабли! Или вы больше не великая армия принца Азора? Вы что — не слышите, как он взывает к вам и требует отмщения?.. А ну-ка! Быстрее! Ваши сердца горят жаждой мести! Вперед!

Солдаты, наэлектризованные пылкой речью командира, ударили в барабаны и бросились вдогонку за королем Богемии.

— Солдаты принца Азора! Остановитесь! Иначе вы погибнете! — прокричала старая нищенка, внезапно появляясь на городской стене с белой палкой в руке. Но те уже ничего не слышали.

Тогда старуха взмахнула своим посохом, произнесла какие-то слова, и вдруг из глаз, ноздрей и пастей нарисованных на стене диких зверей вырвались языки пламени.

Раздались крики:»Пожар! Пожар!» С ведрами, полными воды, прибежали горожане. Но, посмотрев вниз с укреплений, не увидели ничего, кроме лат, шлемов и наконечников копий — того немногого, что осталось от армии принца Азора.

Читать ДАЛЬШЕ