Уважаемые родители и дорогие ребята! Предлагаем вам сказки для детей младшего школьного возраста, а также короткие сказки для малышей

Сказки Андерсена

Прошло пять лет…

Продолжение сказки “Соловей”.
Прошло ещё пять лет. Однажды император простудился и заболел. Доктора уже не надеялись на его выздоровление. Министры и придворные собирались провозгласить нового императора, а народ толпился на улице и спрашивал первого министра о здоровье старого императора.

- Пф! – отвечал первый министр и покачивал головой.

Бледный и похолодевший, лежал император на своём великолепном ложе. Все придворные считали его умершим, и каждый спешил поклониться новому императору. Слуги бегали взад и вперёд по дворцу и узнавали последние новости, а служанки проводили время в болтовне за чашкой чая. Во всех залах и коридорах были разостланы ковры, чтобы не слышно было шума шагов, и во дворце стояла мёртвая тишина.

Но старый император ещё не умер, хотя и лежал совсем неподвижно на своём великолепном ложе, под бархатным балдахином с золотыми кистями. Окно было раскрыто, и месяц глядел на императора и заводного соловья, который лежал так же неподвижно, как и сам император, на шёлковой подушке возле постели больного.

Бедный император едва дышал, ему казалось, что кто-то сжимает его горло. Он приоткрыл глаза и увидел, что на груди у него сидит Смерть. Она надела себе на голову корону императора, в одной руке у неё была его золотая сабля, а в другой – императорское знамя. А кругом из всех складок бархатного балдахина выглядывали какие-то страшные рожи: одни безобразные и злые, другие-красивые и добрые. Но злых было гораздо больше. Это были злые и добрые дела императора. Они смотрели на него и наперебой шептали.

- Помнишь ли ты это? – слышалось с одной стороны.

- А это помнишь? – доносилось с другой.

И они рассказывали ему такое, что холодный пот выступал у императора на лбу.

- Я забыл об этом, – бормотал он.- А этого никогда и не знал…

Ему стало так тяжело, так страшно, что он закричал:
- Музыку сюда, музыку! Бейте в большой китайский барабан! Я не хочу видеть и слышать их!

Но страшные голоса не умолкали, а Смерть, словно старый китаец, кивала при каждом их слове.

- Музыку сюда, музыку! – ещё громче вскричал император. – Пой хоть ты, моя славная золотая птичка! Я одарил тебя драгоценностями, я повесил тебе на шею свою золотую туфлю! Пой же, пой!

Но птица молчала: некому было завести её, а без этого она петь не умела.

Смерть, усмехаясь, глядела на императора своими пустыми глазными впадинами. Мёртвая тишина стояла в покоях императора.

И вдруг за окном раздалось чудное пение. То был маленький живой соловей. Он узнал, что император болен, и прилетел, чтобы утешить и ободрить его. Он сидел на ветке и пел, и страшные призраки, обступившие императора, всё бледнели и бледнели, а кровь всё быстрее, всё жарче приливала к сердцу императора.

Сама Смерть заслушалась соловья и лишь тихо повторяла:
- Пой, соловушка! Пой ещё!

- А ты отдашь мне за это драгоценную саблю? И знамя? И корону? – спрашивал соловей.

Смерть кивала головой и отдавала одно сокровище за другим, а соловей всё пел и пел. Вот он запел песню о тихом кладбище, где цветёт бузина, благоухают белые розы и в свежей траве на могилах блестят слёзы живых, оплакивающих своих близких. Тут Смерти так захотелось вернуться к себе домой, на тихое кладбище, что она закуталась в белый холодный туман, и вылетела в окно.

- Спасибо тебе, милая птичка! – сказал император.- Я узнаю тебя. Когда-то я прогнал тебя из моего государства, а теперь ты своей песней отогнала от моей постели Смерть! Чем мне вознаградить тебя?

- Ты уже наградил меня, -сказал соловей.- Я видел слёзы на твоих глазах, когда первый раз пел перед тобой, – этого я не забуду ниногда. Искренние слёзы восторга – самая драгоценная награда певцу!

И он запел опять, а император заснул здоровым, крепким сном. А когда он проснулся, в окно уже ярко светило солнце. Никто из придворных и слуг даже не заглядывал к императору. Все думали, что он умер. Один соловей не покидал больного. Он сидел за окном и пел ещё лучше, чем всегда.

- Останься у меня! – просил император.- Ты будешь петь только тогда, когда сам захочешь. А искусственную птицу я разобью.

- Не надо! – сказал соловей. – Она служила тебе как могла. Оставь её у себя. Я не могу жить во дворце. Я буду прилетать к тебе, когда сам захочу, и буду петь о счастливых и несчастных, о добре и зле, обо всём, что делается вокруг тебя и чего ты не знаешь. Маленькая певчая птичка летает повсюду – залетает и под крышу бедной крестьянской хижины, и в рыбачий домик, которые стоят так далеко от твоего дворца. Я буду прилетать и петь тебе! Но обещай мне…

- Всё, что хочешь! – воскликнул император и встал с постели. Он успел уже надеть своё царское одеянье и прижимал к сердцу тяжёлую золотую саблю.

- Обещай мне не говорить никому, что у тебя есть маленькая птичка, которая рассказывает тебе обо всём большом мире. Так дело пойдёт лучше.

И соловей улетел. Тут вошли придворные, они собрались поглядеть на умершего императора, да так и застыли на пороге. А император сказал им:

- Здравствуйте! С добрым утром!.